Security News :: Информационно-аналитическое издание по техническим средствам и системам безопасности
Поиск Контакты Карта сайта
Security News :: информационно-аналитическое издание по техническим средствам и системам безопасности
Security News
Security Focus

Международная выставка «Интерполитех-2016»
 
 Газета 
 Статьи 
 Зарубежные новости 
 Под знаком PR 
 Новости 
 События отрасли 
 Дайджест СМИ 
 Фоторепортажи 
 Книги 


Security News





Книжная полка профессионала в безопасности
Газета "Security News" / Статьи по системам безопасности / Российские публикации

Скромное обаяние системности. Знакомьтесь: Владимир Рыкунов, автор книги "Охранные системы и технические средства физической защиты объектов"


16.02.2011

Вузовских специальностей, непосредственно связанных с техническими средствами и системами безопасности, в каталогах не значится. Соответственно, не проявлена и официальная потребность в полноценном научно выверенном учебнике. Что делать? Ждать указаний сверху можно целую вечность. А отрасль развивается стремительно, и потоки знаний всё сложнее раскидать по нужным полочкам. Большинство носителей охранной мудрости так или иначе привязаны к практике, отчего поле зрения потенциальных авторов... как бы это помягче объяснить... в общем, несколько сужается. Профессиональные преподаватели здесь -- счастливое иск­лючение, а Владимиру Рыкунову в некотором смысле отчаянно повезло: он возглавляет уникальный учебный центр по охранным системам. К нашему сожалению, центр не общедоступный, а ведомственный. Однако информация, которую Владимир Дмитриевич собрал и обобщил, имеет несомненную общеотраслевую ценность. Выпущенная полутысячным тиражом бета-версия книги "Охранные системы и технические средства физической защиты объектов" бесследно растворилась в читательской массе. Ознакомившись с этим трудом, отраслевое издательство Security Focus решило подхватить инициативу. А пока книга готовится к выпуску, мы знакомим вас с её автором.

Security News: Как Вы пришли в охранную отрасль? Что вообще вызвало интерес к предмету?

Владимир Рыкунов: По первой гражданской специальности я радиоинженер -- закончил одно из высших военных инженерных училищ. Ещё курсантом столкнулся с охраной как таковой: пять лет периодически нёс караульную службу в качестве часового. Это же, по сути, низшее звено сил безопасности. В то время даже не мог предположить, что в дальнейшем буду заниматься этими вопросами -- а тем более, что дело дойдёт до лекций и книг. Однако по окончании ВУЗа службу продолжил в качестве командира подразделения охраны. Здесь пришлось уже реализовывать охрану на практике. Потребовались дополнительные знания -- закончил ряд специализированных курсов.

SN: Это были ведомственные курсы?

В.Р.: Да, Министерства обороны и ряда других ведомств.

SN: А где Вы получили базовые системные знания? Книга пронизана таким академизмом...

В.Р.: Когда перешёл на преподавательскую работу, получил "наследство" от предшественников -- кучу рукописных конспектов, которые передавались из рук в руки ещё с советских времён. Они и стали "первоисточником" системных знаний. Понятно, что в ходе технического прогресса меняется оборудование, прогрессируют и методы преодоления систем охраны, возникают новые и меняются традиционные виды угроз. Информация из тетрадок местами успела безнадёжно устареть. Пришлось заполнять пробелы, для чего занялся поиском информации. В моём распоряжении были документы оборонного ведомства, а также отдельные документы из оборота МВД (УИН, если быть точным), несекретные документы Минатома, а также вся масса нормативов, так или иначе касающихся нашей предметной области -- ГОСТы, СНиПы и пр. Был доступ и к зарубежной литературе. Переработав исходные материалы, я предпринял попытку более-менее системно описать предметную область. А в книгу вошла информация, по сути, без всякой привязки к конкретному ведомству.

Генеральный партнёр издания

ISS -  Генеральный партнёр издания книги

Партнёры издания книги:

Корпорация "Пентакон" Журнал "Технологии защиты" Российская Ассоциация Индустрии Безопасности (АИБ)

SN: То есть к словосочетанию "система безопасности" Вы подошли со стороны слова "система"? А попадались ли до этого чьи-либо работы с аналогичным уровнем обобщения?

В.Р.: Да, конечно. Например, неплохой курс лекций американского эксперта Марии Гарсиа. Из отечественных авторов -- конечно же, Рауль Габиденович Магауенов. По моему мнению, в нашей стране он наиболее системно подходит к предметной области. Несмотря на то, что Магауенов специализируется по определённым направлениям, ядро системы охраны у него описано безупречно. В общем, было с чем поработать, что сопоставить между собой. На всё ушло несколько лет работы.

SN: Когда всё стартовало?

В.Р.: В 2005 году работа шла уже полным ходом. До этого перерабатывал отдельные конспекты -- приводил в соответствие с новыми понятиями и определениями. Я работаю в ведомственной организации, и подход к охране здесь имеет определённую специфику. Чтобы сделать адекватные обобщения, от этой специфики необходимо было отойти: общие принципы построения систем безопасности везде одинаковы, одинаковы и компоненты систем. То есть, прежде чем учитывать специфику, предстояло создать "скелет" -- а потом уже вешать на него "мясо".

SN: А были на этом самом первом этапе моменты, где с информацией оказалось совсем туго?

В.Р.: Были. Самый сложный момент -- классификация охранных систем. Исторически сложилось так, что в области охраны работали три основных ведомства: МинАтом (ныне РосАтом), МВД и так называемые спецслужбы. Это вполне объяснимо: у Минатома в вЕдении были стратегически важные объекты, и министерство обеспечивало соответствующий уровень оснащения. МВД занималось охраной как крупных промышленных объектов, так и объектов общего назначения -- магазинов, квартир, складов и т.п. Ну, о спецслужбах я уже не буду... Во времена всеобщей секретности эти три "кита" развивали предметную область изолированно каждый в своём направлении. Судя по их внутренней терминологии, практически не пересекаясь. При попытках общения специалистов достичь понимания удавалось, однако возникали и нестыковки. Под началом каждого из ведомств работали определённые организации, которые занимались разработкой и производством соответствующего оборудования. И при разработке оборудования не было единого подхода к его классификации! Предприятия-изготовители называли один и тот же тип продукции по-разному, например, ГОСТ требовал именовать прибор как "извещатель инфракрасный", а ведомственные нормативы -- как "средство обнаружения оптико-электронное". Я решил предложить альтернативную классификацию. В большей степени привязанную к государственным нормативам, но с учётом реального состояния и сложившихся особенностей предметной области. Это был очень серьёзный вопрос, однако подобной работой, судя по всему, ранее никто не занимался. Переломал немало перьев, прежде чем создал приемлемый вариант.

SN: Поднять подобного рода классификацию -- это же готовая диссертация! А как отреагировала академическая общественность? Была ли критика, обратная связь на Ваши предложения?

В.Р.: В моём ведомстве всё было принято как должное, поскольку имевшаяся на тот момент классификация была достаточно "узкой" -- далеко не в полной мере охватывала эту область. Особых разногласий не возникло и с представителями МинАтома и спецслужб. На первоначальном этапе общения приходилось доказывать логику построения -- кстати, именно поэтому я решил открыто изложить в книге способ классификации: почему и по каким критериям принимается решение о введении того или иного класса, типа и подтипа. У Рауля Габиденовича Магауенова, чьим мнением я очень дорожу, классификация также не вызвала каких-либо серьёзных возражений. Вообще, из тех, кто читал книгу, на классификацию мало кто обратил внимание -- все восприняли её как должное.

SN: Похоже, что Вы просто по­пали в точку?

В.Р.: Скорее всего, это так. Если бы были какие-то просчёты в классификации, обязательно возникли бы вопросы. Были отдельные замечания от представителей научных организаций. После обстоятельных дискуссий по ряду позиций мы не нашли общего языка, а кое в чём нашли разумный компромисс.

SN: Насколько назрела необходимость в систематизации на уровне самой отрасли безопасности? Например, о специализированном вузовском образовании по системам безопасности ни в гражданской, ни в военной системах пока ещё не приходилось слышать. Возможно, в отдельно взятом институте и можно выпустить небольшую группу, но это же капля в море...

В.Р.: Давайте системно: специалисты по системам безопасности -- это технический персонал, эксперты и силы безопасности (в которых есть ещё и отдельная категория -- руководители). Если говорить о техническом персонале, то большинство специалистов компаний имеют техническое образование. Это радиоинженеры, связисты, монтажники, программисты и другие "технари", переквалифицировавшиеся на специфический вид оборудования. В "охранной" электронике нет ничего принципиально иного, чем в прочих областях электроники и вычислительной техники. Чтобы освоить основы предметной области, в общем случае достаточно одно- или двухмесячных курсов. Что касается персонала сил безопасности (охранники, начальники смен, начальники службы безопасности) -- для рядового состава высшее образование вовсе не обязательно. Достаточно соответствующих практических курсов подготовки -- например, для получения лицензии, если таковая требуется. Как правило, такие курсы дают знания нормативных документов и навыки несения службы в карауле, владения техсредствами, а также, если это предусмотрено, оружием. Руководители служб безопасности, как правило, -- действующие либо бывшие силовики, прошедшие профессиональную подготовку в ве­домственных ВУЗах.

SN: А как насчёт экспертов? Это же должны быть, по идее, инженеры-проектировщики. Они заслуживают отдельной специальности!

В.Р.: Согласен. Эксперты по системам должны иметь опыт практической работы с системой охраны/безопасности -- опыт как технический, так и организационный. Чтобы иметь представление и о технике, и об охранной службе, и об организации взаимодействия с силовыми структурами. Здесь уже месячными курсами не обойтись, только полноценное обучение с обязательной практикой.

SN: Как вы считаете, нужна ли подготовка проектировщиков систем на уровне ВУЗов?

В.Р.: А такая практика была. Правда, ведомственная, и потому о ней знали далеко не все.

SN: Сохранилась ли она до настоящего времени?

В.Р.: У меня таких сведений нет. Знаю, что некоторые гражданские организации готовят кадры для себя в сотрудничестве с ВУЗами (например, ЗАО "Компания Безопасность" совместно с кафедрой систем безопасности МФТИ). У НИКИРЭТ, если не ошибаюсь, имеется подразделение, которое занимается подготовкой специалистов "с нуля". Некоторые предприятия-производители проводят соответствующие курсы на базе выпускаемого ими оборудования.

SN: Понятно, что на корпоративной "кухне" каждый готовит для себя. Однако сегодня спрос на системы безопасности многократно возрос. Если не обеспечить отрасль специалистами, уровень и функциональность большинства новых систем окажутся под большим вопросом.

В.Р.: Да, ситуация узнаваемая. Проектирование систем часто оставляет желать лучшего. А потом все ошибки выходят боком: просчёты, допущенные на этапе проектирования, чаще всего исправить крайне трудно. Вопрос по подготовке системных экспертов достаточно актуален, но, насколько мне известно, в нашей стране этим вопросом вообще никто не занимается!

SN: У обычных граждан всегда остаётся надежда, что "за высоким бетонным забором" порядка больше. И службу несут исправно, и подготовка специалистов осуществляется. А есть ли коренные отличия охраны ведомственных объектов от гражданских?

В.Р.: С точки зрения формальной организации системы, принципиальных отличий между ведомственной и гражданской охраной нет. Любая система состоит из технической составляющей, личного состава и комплекса организационных мер; всё это регулируется нормативами -- ведомственными либо государственными. В зависимости от специфики объекта охранная система может решать разные задачи. Различны и уровни потенциальных угроз, и типы нарушителей. Соответственно, различаются и порядок несения службы, и техническое оснащение объектов. Хотя оснащение включает в себя и общие для всех компоненты: системы охранной, пожарной, тревожной сигнализации и т.д. (естественно, с учётом специфики). Все составные части присутствуют, однако они интегрированы и размещены по территории по-разному -- в зависимости от решаемых задач.

По поводу персонала служб безопасности: мне встречались системы охраны, выстроенные безупречно. Творчески организованные, технически грамотно построенные, с дисциплинированным персоналом. Даже если техническое оснащение немного не дотягивает до должного уровня, личный состав хорошо подготовлен, действует чётко и слаженно, адекватное руководство. Но встречались и запущенные случаи. Судя по общению с коллегами, такой же разброс качества охраны имеется и на гражданских объектах. Однако в большинстве случаев у ведомственных организаций есть одно существенное отличие: службы охраны, как правило, вооружены. Это повышает ответственность и охранников, и руководства -- соответственно, на таких объектах охрана при прочих равных условиях несколько более упорядочена.

SN: Есть ли у Вас "секретная" версия Вашей книги? Где, скажем, больше информации, но доступ к ней ограничен? Ведь наверняка Вы собрали больше информации, чем смогла вместить книга?

В.Р.: Я планировал сделать "ведомственную" версию книги, однако в последние годы перешёл на более "административную" работу и не успел её завершить.

SN: Достаточно ли, на Ваш взгляд, охранная отрасль обеспечена нормативно-технической документацией?

В.Р.: Скорее, нет. К тому же нормативные документы местами противоречат друг другу, местами не состыкованы по определениям.

SN: Есть ли смысл создать стандарт терминов и определений по системам безопасности? И с чего начать эту работу?

В.Р.: Это было бы целесообразно. А работу начать, к примеру, так: собрать рабочую группу специалистов от различных ведомств, дать им определиться по терминологии, договориться между собой и переделать ведомственные нормативы. Однако я не готов судить о том, насколько реально осуществить такой проект в настоящее время.

SN: А похоже, что задача вообще не ставится: никаких шагов в этом направлении не замечено. К тому же "цифровая революция", шквал новых терминов и понятий...

В.Р.: Насчёт "цифры" я бы воздержался от радикальных выводов. Это всего лишь способ обработки первичных аналоговых сигналов. По большому счёту, любой извещатель -- и цифровой, и аналоговый -- фиксирует изменение определённых параметров некоего материального поля, изменяющегося вследствие воздействия нарушителя. И аналоговая, и цифровая видеокамеры фиксируют изображение, формируя электрические сигналы на матрицах. Различаются лишь форматы транспортировки и отображения видеоданных. Да, в IP-камерах появились некоторые функции обработки видеоизображения. Но это -- как правило, программная обработка данных, перемещённая в бортовые компьютеры камер из устройств обработки видеосигнала. А принцип работы камеры -- преобразование энергии фотонов в первичный электрический сигнал -- здесь не претерпел существенных изменений.

Компьютер и специализированное ПО в цифровом окружении могут выступить в роли комплекса средств сбора и обработки информации, заменяя целый ряд аналоговых приборов. Программными способами намного проще организовать работу с информацией, в том числе и с данными, циркулирующими в охранных системах -- их сбор, передачу, обработку, представление и частичную интерпретацию. Наилучшее средство для выполнения этой рутинной работы -- работающие под управлением людей аппаратно-программные комплексы, "заточенные" под обработку специфических массивов информации, в нашем случае -- информации охранной.

SN: То есть стратегически в охране "цифра" неспособна что-либо изменить?

В.Р.: Стратегия реально меняется в момент принятия решения об оснащении объекта техническими средствами охраны. При условии, что на объекте таковые имелись в заведомо недостаточном количестве или вообще отсутствовали. А какого именно типа применяются техсредства -- это уже частный вопрос. Невозможно однозначно отдать предпочтение "цифре" или "аналогу". Хотя бы потому, что многие приборы обнаружения существуют лишь в виде аналоговых устройств. Тенденция перехода на цифровую технику при создании новых систем сегодня доминирует, но к стратегии охраны это практически не имеет отношения.

SN: Неужели даже тактика не меняется?

В.Р.: А вот тактика в определённой мере меняется. Цифровые системы на базе аппаратно-программных комплексов намного более эргономичны...

SN: ...при условии, что разработчик интерфейса не схалтурил.

В.Р.: С этим -- согласен. Эргономичность позволяет ускорить принятие мер реагирования силами охраны. Например, быстрее сообщить резервной группе о проникновении. Если на пульте вместо сигнальных лампочек и зуммера находится графический план объекта с обозначенной тревожной зоной, а звуковое оповещение включает информацию о месте срабатывания датчика, оператору уже не нужно решать задачу определения, что и где произошло. Убедившись в том, что тревога не является ложной, оператор подтверждает извещение кликом "мышки" и принимает решение по реагированию. Заметим: в цифровых системах момент принятия решения наступает намного раньше.

SN: Но тактика ведь зависит ещё и от характера угрозы? Потенциальный нарушитель также прогрессирует со временем, обрастает новыми возможностями. Например, вторгается в цифровую систему цифровым путём.

В.Р.: Теоретически да. Но если посмотреть на конкретный объект, задачи охраны чаще всего намного проще. И обязательно надо понимать, кто является потенциальным нарушителем и насколько он может оказаться подготовлен к вторжению. Нужно учитывать, что вторжение с элементами "цифрового взлома" способен организовать далеко не каждый нарушитель. Это могут быть разве что спецслужбы или специальные диверсионные группы, обладающие серьёзной подготовкой по всем направлениям. Не каждое государство может себе позволить такую роскошь, не говоря уже о преступных группировках. Большинство рассматриваемых нами объектов с точки зрения потенциальных нарушителей такого уровня попросту не представляет интереса. Если же говорить о полуграмотных зомбированных "смертниках", не думаю, что им может оказаться под силу нейтрализовать продвинутую охранную систему.

Вообще, по опыту работы с системами я пришёл к выводу, что в целом аппаратно-программные комплексы (то, что вы называете "цифровыми") при адекватном интерфейсе пользователя более удобны в работе, но относительно менее надёжны. И дело даже не в воображаемых хакерах. Цифровые системы более сложны и требуют более высокой квалификации операторов и персонала обслуживания. Это как дорогая игрушка -- если с ней плохо обращаться, она быстро выйдет из строя. Или будет использоваться неэффективно.

SN: То есть пусть себе игрушка стоит на полке?

В.Р.: Бывает и так! Я сам сталкивался с примерами такого рода -- в ряде коммерческих организаций начальники служб безопасности в принципе не умели работать с компьютером. От них этого никто не требовал. На одном из объектов стояла дорогая система видеонаблюдения. Удобная, продуманная: всё рассказывала и подсказывала, самостоятельно вела запись. Они её просто не трогали. У сотрудников было и так полно работы -- одни на "компах" аппаратно-программного комплекса распечатывали документы, другие выходили в Интернет, третьи -- слушали музыку... А если случалось ЧП, то просили кого-нибудь знакомого с компьютерами вытащить из архива видеозапись происшествия.

В одной муниципальной организации, где была вполне прилично организована система охраны и неплохо работала дежурная смена, кабинет начальника службы безопасности закрывался на дешёвенький замок, а сигнализацию в дневное время отключали. В итоге злоумышленник, слонявшийся в дневное время по коридорам под видом посетителя, умудрился найти именно эту дверь, вскрыть её ножом (просто отодвинул ригель замка) и похитить лежавшую на столе папку с документами. Которую впоследствии выбросил: для него она ценности не представляла.

SN: Действительно, мы часто говорим о каких-то "страшных" угрозах, а в реальности всё происходит куда проще.

В.Р.: Очень часто дорогие охранные комплексы при неправильной эксплуатации и организации де­журств не дают желаемого эффекта. То есть не решают задачи, поставленные перед системой охраны.

SN: Раз уж на объектах такое может происходить -- как вы считаете, есть ли смысл вмешиваться в охрану "сверху"? Регламентировать, выставлять требования "от и до"?

В.Р.: Если речь идет о концепциях, то они должны быть рекомендательными, поскольку организации могут существенно различаться как по принадлежности, численности, форме собственности, так и по возможным последствиям в случае реализации угроз. Если, к примеру, частная организация обладает серьёзными материальными ресурсами, большим количеством сотрудников, применяет в работе ядовитые или иные опасные вещества -- её охранную систему также необходимо приводить в соответствие с нормами. Ведомства, как правило, сами регламентируют тактику и стратегию охраны своих объектов: они достаточно жёстко прописаны в соответствующих ведомственных документах. Некоторые меры с учётом напряжённости обстановки могут вводиться и повсеместно. К примеру, обязательное протоколирование событий в потенциально опасных местах массового скопления людей. Такая мера не в состоянии нейтрализовать все угрозы: для этого есть иные средства. Сами понимаете, далеко не все проблемы можно решить при помощи охранных систем.

SN: Каким видите своего читателя? Кому книга адресована в первую очередь?

В.Р.: Первые главы книги рассчитаны на начинающих специалистов, не имеющих понятия о предметной области. Здесь можно почерпнуть в доступной форме основы, и для восприятия материала достаточно школьного курса физики. Книга пригодится и техническим специалистам, которые смогут в комплексе оценить детали различных систем. В частности, физические принципы построения тех или иных средств и систем. Это позволит им избежать ошибок при проектировании или монтаже. Работая грамотно на интуитивном уровне, зная принципы работы, определить наиболее эффективную конфигурацию системы и правильно настроить её рабочие параметры. Принесёт книга пользу и руководителям всех уровней -- от начальников смен охраны до директоров предприятий и организаций, перед которыми стоят задачи организации не просто охранных систем, но и систем комплексной безопасности (включая информационную, экономическую и пр.). Прежде чем отдавать приказы специалистам, необходимо знать основы. Собственно, даже сама структура книги отображает структуру системы охраны (системы физической защиты).

SN: Готовы ли Вы к определённой обратной связи с читателями -- обсуждению, анализу критики и предложений?

В.Р.: Я всегда адекватно реагирую на критику, если она является конструктивной. А вот для плотной обратной связи, боюсь, может не хватить времени.

SN: Предлагаем организовать связь через портал издательства Security Focus.

В.Р.: Спасибо, думаю, это будет самым эффективным вариантом.

ПРЕВРАТНОСТИ ТЕРМИНОЛОГИИ

SN: На первый взгляд, название Вашей книги -- скажем так -- длинновато. Это вызвано терминологическими нестыковками?

В.Р.: Да, как я уже упоминал, термины и определения очень существенно разнятся в зависимости от конкретного ведомства. А название должно по возможности одинаково восприниматься всеми. Чтобы специалисты разных "школ" смогли распознать книгу на прилавке как "свою", мне пришлось специально составлять таблицу соответствия по предметной области. Я нашёл определённый компромисс, отражённый в окончательном названии. Рабочих версий титула было порядка пяти, но в конце концов пришлось остановиться на двух китах: "охранные системы" -- попытка в обобщённом виде представить ряд ГОСТовских понятий (таких, как "системы охраны", "системы сигнализации", "системы охранные телевизионные"), а "технические средства физической защиты" -- понятие из обихода РосАтома.

SN: Получается, что в книге Вы не разграничиваете системы физической охраны, защиты, безопасности?

В.Р.: Всё зависит от уровня подготовки читателя. Если человек давно работает в отрасли и понимает "языки" разных ведомств, он в принципе сможет найти нюансы в интерпретации того или иного понятия. А читатель, для которого материал в новинку, может на этапе формирования начальных знаний (условно!) считать эти названия синонимами. Я разделяю так: верхний системный уровень -- это средства и системы комплексной безопасности, которые включают физическую защиту, информационную и т.д. Термин "системы физической защиты" несколько у́же: он относится к системам, предназначенным для защиты от несанкционированных действий физических лиц. Эта трактовка в своё время была позаимствована из нормативных требований Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). А если мы говорим просто о системе безопасности, строго говоря, всегда целесообразно уточнять, о какой именно безопасности идет речь. Понятие "система охраны" почти тождественно понятию "система физической защиты".

SN: Все ли ведомства смогут согласиться с этим утверждением?

В.Р.: Спецслужбы -- лишь частично. Например, в некоторых из них под "физической защитой" понимается защита тела человека. С трактовкой РосАтома, которая используется в книге, это никак не получится совместить.

SN: Есть ли шанс, что всем когда-нибудь удастся "заговорить на одном языке"?

В.Р.: Вот тут как раз и следует вмешаться государству. Однако процесс выработки такого "языка" будет достаточно длительным. Большинство ведомств не ощущают в этом нужды: у них свои определённые цели, всё уже давно сформулировано -- первичные и вторичные документы, инструкции. Целые отрасли промышленности на собственной терминологии работают. Чтобы упорядочить терминологию в национальном масштабе, предстоит провести гигантский комплекс работ в масштабах страны. И управляющая роль в нём должна оставаться у государства. Которое заставит всех остальных переработать документацию в соответствии с едиными нормативами.

SN: А кто конкретно может заняться разработкой "пакета" базовой терминологии?

В.Р.: По моему мнению, к выполнению этих задач надо привлечь не только ведомственные, но и коммерческие организации, а также независимых экспертов. Здесь необходимо организовать конкуренцию и максимально объективный, непредвзятый подход: если столь важное задание отдать на откуп только лишь ведомствам, результат может оказаться недостаточно адекватным. Может быть, государству даже сто́ит привлечь к этой работе и ряд независимых организаций.

SN: Оставив за собой контроль?

В.Р.: Конечно. Если терминологией будет заниматься независимая организация без всякого прикрытия сверху, будет очень сложно, с одной стороны, собрать информацию по ведомственным массивам определений, а с другой -- протолкнуть какие-либо решения. Чтобы войти в ведомства и отрасли промышленности, необходимо иметь рычаги воздействия. Именно нормативные, законодательные. Поскольку за законы у нас отвечает государство, инициатива должна исходить именно от него. Необходимо создать составную рабочую группу (рабочие группы), включающую в себя представителей различных структур (ведомств, организаций, независимых экспертов) под руководством представителей государства, для обобщения материала, анализа, выработки рекомендаций и решений, разрешения несоответствий и устранения конфликтов мнений. И очень важно, чтобы работу группы не парализовало излишнее внимание к мелким деталям. Систему надо строить с прочного фундамента, чтобы оставить место и для специфики ведомств, и для дальнейшего развития системы взглядов на предметную область.

Компания:  Security Focus (Секьюрити Фокус) / ISS / Корпорация "ПЕНТАКОН" / Технологии защиты (ТЗ) / Ассоциация индустрии безопасности


Последние публикации компании:

Статьи
Передний край

КАМЕРЫ ПОД ПРИЦЕЛОМ ЛАЗЕРОВ

Самый высокотехнологичный из способов борьбы с охранными камерами — интенсивный пучок света, направленный в объектив, вызывает избыточную засветку чувствительного элемента — яркость достигает предельного значения, и изображение оказывается полностью либо частично «залито» однородным пятном. Даже при весьма широком динамическом диапазоне с попавшим в кадр прожектором справятся далеко не все камеры. Сам прожектор, скорее всего, будет виден неплохо. А вот разглядеть под ним фигуру человека с автоматом «узи», связкой гранат, украденным из офиса ноутбуком и чертами лица недавно сбежавшего из психушки маньяка — весьма затруднительно.

ОПТИМИЗАЦИЯ БЮДЖЕТА РЕКЛАМЫ

Как вы, наверное, заметили, газета Security News отличается от множества отраслевых изданий прежде всего наличием определенных амбиций. Хорошо это или плохо — по большому счету, неважно. Важно то, что газета имеет собственную позицию, исходя из которой выработаны основы редакционной и коммерческой политики. В условиях рыночного коллапса, однако, такой подход может показаться избыточным. Отмечено, что новейшая тенденция к так называемому «сокращению непрофильных расходов» коснулась и объемов рекламы. Но мы по-прежнему остаемся достаточно разборчивыми и принципиальными в работе с рекламодателями.

АТАКА ДРОНОВ

В последние несколько лет активность вокруг беспилотников усилилась: цена, наконец, встала на одну доску с возможностями. В госструктурах появились консультанты с достаточно широким кругозором, и взоры начальства устремились в небо. Чтобы не нести громадные убытки от лесных пожаров, может быть, следует запустить по продуманному маршруту дрон с тепловизионной камерой? Собственно говоря, почему бы нет, если финансирование позволяет. Появились перспективы окупаемости беспилотников и в качестве бизнес-вложений.

Присоединиться в FacebookFacebook
Присоединиться ВКонтактеВКонтакте
Присоединиться в ТвиттереTwitter
Присоединиться в Google+Google+
Присоединиться в YoutubeYouTube
RSSRSS

Присоединиться в LiveJournaLiveJournal
Присоединиться в PinterestPinterest


Samsung Techwin теперь Hanwha Techwin

Hallway View — видеонаблюдение для коридоров и вертикально вытянутых сцен
Hallway View
Оптимальный охват вертикально вытянутых сцен достигается в камерах торговой марки Samsung линеек Wisenet Q и Wisenet P от компании Hanwha Techwin с помощью функции Hallway View. При организации видеонаблюдения в коридорах, дверных проёмах и во многих других случаях эта функция позволяет не загружать кадр участками, не несущими информации.

Цилиндрическая 2-мегапиксельная IP-камера — новинка в линейке WiseNet Q
Hallway View
Компания Hanwha Techwin представила новую IP-камеру из линейки WiseNet Q — цилиндрическую модель Samsung QNO-6010R с 2-мегапиксельным разрешением. Камера поддерживает формат H.265, трёхпотоковую передачу, технологию PoE и спецификации ONVIF.

Компания Hanwha Techwin выпустила новую 4-мегапиксельную купольную IP-камеру из линейки Wisenet Q
Hallway View
Продажи новой 4-мегапиксельноq купольной IP-камеры Samsung QND-7010R линейкb Wisenet Q начала компания Hanwha Techwin. В камере применяется сжатие по алгоритму H.265 или H.264, дополняемое фирменным кодеком WiseStream, а также функции Hallway View, LDC, Defocus Detection.

Цилиндрическая 4-мегапиксельная IP-камера из линейки Wisenet Q
Hallway View
Одной из новинок от компании Hanwha Techwin стала цилиндрическая IP-камера Samsung QNO-7010R. Она обеспечивает формирование 4-мегапиксельного изображения и его сжатие кодеками H.265, H.264 и WiseStream.

Анализ потоков покупателей в ритейле

Две новых IP-камеры для ритейла выпустила компания Hanwha Techwin в сотрудничестве с компанией Facit, разработчиком ПО. Одна новинка строит тепловую карту присутствия покупателей в торговом зале, другая — подсчитывает людей, пересекающих линию.



Hits 42192176
2536
Hosts 3990391
307
Visitors 7200112
704

20

© «Секьюрити Фокус», 2001-2016.
Свидетельство о регистрации электронного СМИ SECURITY NEWS ЭЛ № ФС 77-33582