Security News :: Информационно-аналитическое издание по техническим средствам и системам безопасности
Поиск Контакты Карта сайта
Security News :: информационно-аналитическое издание по техническим средствам и системам безопасности
Security News
Security Focus

Услуги размещения публикаций на сайте Security News
 
 Газета 
 Статьи 
 Зарубежные новости 
 Под знаком PR 
 Новости 
 События отрасли 
 Дайджест СМИ 
 Фоторепортажи 
 Книги 

Получайте новости Security News через Telegram

Получайте новости Security News через Telegram. Это самый оперативный способ читать их с любого устройства.



Security News





Книжная полка профессионала в безопасности
Газета "Security News" / Статьи по системам безопасности / Избранное / Безопасный город

ПРАВДА О "БЕЗОПАСНОМ ГОРОДЕ". Разбор полетов -- из первых рук, подробно и без тайного умысла


18.02.2010

Выступив с критикой проекта "Безопасный город" еще в позапрошлом году, когда еще "ничто не предвещало" недавно разразившегося и опозорившего отечественную отрасль безопасности скандала, газета Security News преследовала благие цели. У многих тогда захватило дух: как, мол, они не побоялись. А пресса не должна бояться -- возможно, это наше заблуждение, но мы по-прежнему работаем открыто и честно. И призываем к этому остальных. Мутная история вокруг столичного видеонаблюдения уткнулась в ожидаемый и с большой вероятностью спланированный заранее скандал.

Этот материал уже был в работе, когда новостные ленты запестрели "темой". К сожалению, один из наших респондентов, с которым была договоренность на интервью, улетел отсиживаться в теплые края. Видимо, имея на то основания. Поэтому вся нагрузка легла на Дмитрия Родионова -- человека, стоявшего у истоков идеи "Безопасного города"; по сути, он являлся техническим директором этого проекта. Дмитрий до сих пор не утратил надежды увидеть реализацию начатого. Поэтому и согласился на интервью.

Обращаем ваше внимание на то, что мы не поддались на соблазн пнуть побольнее того, кто "попался". Предмет нашего расследования -- собственно система, информация о которой в ожидании следственных действий стала более доступной и хоть в какой-то степени анализируемой. А цель этой публикации -- не только "разобрать полет". Необходимо понять, что делать дальше. В сети московского видеонаблюдения "закопаны" громадные деньги, а город по-прежнему опасен.

Потому что мы -- пилоты

Security News: Каков был официальный статус проекта на момент его запуска? Как было получено начальное финансирование? Кто выступил заказчиком первой очереди проекта?

Дмитрий Родионов: Проект стартовал не с общей проработки, а с пилотной стадии. Во что это выльется, тогда даже загадывать никто не брался. Предстояло найти заказчика, заинтересовать его, а затем уже совместно проработать механизм и источники финансирования. Поэтому задачи создания первых локальных объектов были, скорее, демонстрационными.

Из городского бюджета "так просто" взять и освоить средства невозможно. Потенциальные заказчики разводили руками: мы не знаем, откуда на это взять денег -- ждем ваших предложений. Единственной структурой, которая решилась выделить какое-то финансирование, были коммунальщики. Естественно, кто платит, тот и заказывает музыку: задачи коммунальщиков получили высший приоритет. Это предупреждение вандализма, взлома дверей в подъезды, контроль графика и качества работы дворников, состояния придомовой территории и пр. Обеспечение безопасности изначально предполагалось как сопутствующая опция, способная заинтересовать вневедомственную охрану и ГУВД: мол, наверняка им будет интересна возможность отследить, откуда взялся труп под какой-нибудь скамейкой, и финансирование под это найдут.

Появились первые объекты, и началась череда "экскурсий". Гостей старались приглашать как можно более высокого ранга. Милицейские должностные лица открещивались от рисков: все прекрасно, но средства выделить не можем и объекты на баланс взять тоже, но система такая, несомненно, нужна позарез. Журналистов заманивали, изыскивали средства на оплату публикаций. Финансирование нужно было позарез: аналогичных систем еще нигде не было, а просто так перенести локальные наработки на общегородской уровень было невозможно без серьезных усовершенствований системы, которые еще предстояло сделать. Точек входа в мэрию ни у кого не было, и мы шли на ощупь.

Соответственно, на тот момент у проекта не было никакого статуса. Да и проекта как такового не было, единую систему никто себе даже представить еще не мог. Локальные объекты имели емкость до 16-ти камер, и ни о каких единых требованиях к общегородской системе даже речи идти не могло. Скорее, это была некая инициатива, обеспечение рисковых инвестиций в расчете на то, что с ростом масштабов системы ее удастся превратить в нечто внятное.

ПРАВДА О "БЕЗОПАСНОМ ГОРОДЕ". Разбор полетов -- из первых рук, подробно и без тайного умысла

От винта

Security News: Кто в муниципальной иерархии первым поддержал проект? Участвовали ли городские службы и силовые структуры в разработке ТЗ? Удовлетворили ли заказчика показатели раскрываемости преступлений либо общего их количества, достигнутые в ходе опытной эксплуатации системы?

Дмитрий Родионов: Ощущение того, что проект, наконец-то, родился, пришло в день подписания договора на создание локальной системы на 1000 камер в Тверском районе. Это уже можно было считать претензией на будущую общегородскую систему, и проект на глазах стал набирать вес. Сергей Львович Байдаков, в то время заместитель префекта ЦАО, передал нам мнение руководства: локальные системы на 16, 30, даже 50 камер -- это капля в море. Реально способна себя проявить лишь система, которая охватывала бы минимальную структурную единицу города, по которой выводится статистика -- то есть район. По динамике показателей района можно будет судить и об эффективности системы -- правонарушения, случаи хулиганства и вандализма, отношение жителей к самому факту наблюдения и пр. И руководство района пошло на риск. На создание такой системы, по нашим расчетам, должно было уйти свыше 30 миллионов рублей. Нам выделили лишь 2/3 необходимого финансирования -- все, что было возможно на тот момент. Осрамиться было нельзя: второго такого шанса не ожидалось.

Однако мы были неплохо подкованы по технической части, проработали и вполне работоспособную структуру системы. Потому были уверены в успехе и сумели правильно всё преподнести заказчикам. Хорошо, что удалось достичь понимания и доверия -- я считаю Дегтева и Байдакова людьми порядочными и в высшей степени ответственными, и мнения своего не изменил. Свою роль сыграл и "пиар" -- публиковалась информация в прессе. Соорудили даже видеоролик с хвалебным отзывом и фрагментами пресс-конференции руководителя московской вневедомственной охраны.

Приступили к проекту одновременно две организации -- как я понимаю, это было политическое решение. Исполнителями стали компании "Домофон-Сервис" (совместно с "МосОТИС") и "Планир-Б" (совместно с "Мослифт"). Сотрудничество компаний "Планир-Б" и "Мослифт" было политически выгодным для обеих сторон. Территорию поделили, начали монтаж техники. Центральный пост достался компании "Планир-Б" -- то есть, был спроектирован и реализован нами, а компания "Домофон-Сервис" просто разместила там свое оборудование. Поначалу мы использовали программу "Инспектор+", а "Домофон-сервис" -- систему "Сова", но последняя с задачами не справлялась. Вносить в нее коррективы уже не оставалось времени, и в результате все было переведено на софт "Инспектор+".

Техническое задание на систему корректировалось нами в процессе -- с того момента, когда стало ясно, что проект уже пошел. ТЗ потребовало тщательной проработки: средства затрачиваются большие, соответственно, проверки предполагались тщательные. Очень непросто оказалось выставить показатели, которые должны измениться в результате ввода системы в действие. Что это -- рост раскрываемости преступлений или снижение их количества? Практика показала, что статистика преступности с началом функционирования системы ползет вверх. Тогда все были просто в шоке от этого.

Потом стало понятно, отчего статистика выросла. Раньше примерно половина преступлений оставалась в тени. Кому-то из потерпевших не нужна была огласка, кто-то просто не верил в эффективность работы милиции. С появлением видеонаблюдения из этой "теневой" половины процентов 30 выплывает наружу. Даже если на видео не удавалось различить лиц и номеров автомобилей злоумышленников, например, факт выноса вещей из подъезда и погрузки их в транспортное средство какой-то определенной марки стало легко установить. С такой информацией уже можно было оперативно работать. Однако возможность эта реальностью еще стала: информация о фактах правонарушений поступала в органы с опозданием. Ведь центр работал пока еще в тестовом режиме...

Пассажиры в панике

Security News: Как отреагировало население? Проводилась ли разъяснительная работа, какие-либо опросы? Были ли обращения граждан в центр мониторинга? В каких целях?

Дмитрий Родионов: В ходе монтажа подъездных камер бригадами, как правило, в каждом доме один-два жильца проявляли интерес: что делается, кто будет наблюдать. Некоторых факт установки камер насторожил. Пару раз к нам обращались возмущенные жители: мол, это вмешательство в личную жизнь, зачем это вам знать, кто и когда к нам приходит и уходит, это вмешательство в личную жизнь. Вообще, об оповещении жильцов тогда не шло речи, не планировалось и опросов по этому поводу. Поскольку подъезд в многоквартирном доме -- общественное место. Тем не менее, были заготовлены таблички с информацией о том, что ведется видеонаблюдение.

Граждане к камерам привыкли достаточно быстро, разведали и место, где располагается центр мониторинга. С просьбами отдать архив обращались регулярно: у кого-то что-то пропало, поцарапали машину, ограбили квартиру и пр. Шли не только в милицию, но и к нам. Однако у нас было установлено правило: архив в частные руки не отдавать. Чаще всего шли человеку навстречу -- давали просмотреть материалы на месте. Но на руки не выдавали -- ссылались на то, что это возможно только по запросу милиции.

Мытарства бортмеханика

Security News: Можно ли назвать проект технически корректным? Соблюдались ли стандарты, нормативы? Кто разрабатывал и кто принимал документацию на систему и ее компоненты? Были ли разработаны эксплуатационные документы -- паспорт, руководства, регламенты и пр.? Кем?

Дмитрий Родионов: Проект строился по принципу "снежной бабы", потому все дорабатывалось в процессе. Техническое задание формулировалось и корректировалось также на ходу -- времени на его разработку попросту не было. Поначалу о соответствии стандартам даже речи не заходило. Структура также корректировалась исходя из готовности отдельных модулей. Удалось приспособить видеошлюзы -- реализовали раздачу картинки на абонентские места. Не удалось бы -- пошли бы другим путем. Все зависело от того, что могли предложить наши производители; к счастью, у них оказалось достаточно наработок.

Эксплуатационные документы, конечно, были. Всё разработано нами, исполнителями, причем большинство документов вообще не проходило никакой внешней экспертной оценки. Единственные проверки, которые шли регулярно -- финансовые. Контрольно-ревизионное управление проверяло расходование бюджетных средств. Больше никому не было особенно интересно -- что делается, каковы перспективы и т.д.

А вот когда Тверской район был сдан, подготовлены и озвучены положительные отзывы префектуры и ДЕЗа о системе, и инициатива распространилась на весь Центральный административный округ столицы -- дело дошло и до мэрии. Была создана комиссия под руководством, если не ошибаюсь, Росляка. И в эту комиссию были приглашены и представители общественного транспорта, метрополитена, ГИБДД, ФСО, МВД, разработчики ГИС, а также исполнители -- "Домофон-Сервис" и "Планир-Б". Состав комиссии, всего около полутора десятков человек, работал достаточно эффективно. Проанализировали что сделано, текущую ситуацию разложили -- оказалось, что параллельно работам в ЦАО, которые были хоть как-то согласованы с городскими властями, некоторые ДЕЗы на окраинах уже вовсю готовились к установке собственных систем. Это же денежные потоки -- соответственно, откаты, освоение бюджетов... Готовили своих монтажников к работе -- чтобы это всё быстро потом сделать, и никто не успел заказы отобрать. Все были в ожидании: одобрят "наверху" пилотный проект или накажут инициаторов. Зачем рисковать, если можно использовать чужой опыт...

Впрочем, тогда ещё не было ясно, насколько жизнеспособна система и удастся ли ее масштабировать хотя бы на округ. Для такого города, как Москва, районная система -- капля в море. Если бы процесс роста пошел по всей столице, многим бы это оказалось весьма полезно для бизнеса -- прежде всего инсталляторам и интеграторам систем. Скажем, компания "Планир-Б" до начала проекта была практически неизвестна. И осталась бы такой, если бы пилот провалился.

Суета в диспетчерской

Security News: Как шла приемка этапов? Кто принимал, по каким показателям? Проводились ли технические тесты системы, оперативные учения? Каковы результаты, как они обобщались и анализировались, составлялись ли документы? Выявились ли "узкие места", какие именно?

Дмитрий Родионов: Приемка работ происходила, когда подходили сроки по договору или мы объявляли о готовности очередного района. На место приезжали представители ДЕЗа и префектуры. Впоследствии стали появляться и представители мэрии. Им демонстрировали систему, и все сводилось к внешнему осмотру. Серьезной проверки, вопросов к тому, насколько корректно система развивается и каких-либо рекомендаций по дальнейшим разработкам мы не получали. Единственное исключение -- комиссия мэрии, которая интегрировала требования потенциальных городских потребителей к системе. Единственными, кто тогда отреагировал вяло, были транспортники. Очень живо откликнулись МВД и ФСО. МЧС призадумались: задачи у них несколько более специфические. Но все сходились на том, что разрешение кадра и скорость съемки должны быть как можно выше, а глубина архива -- как можно больше. Представитель ФСО вообще заявил, что архив нужен глубиной в год. Тогда при постановке требований еще не анализировалась цена вопроса, всего лишь формулировались желаемые показатели.

На стадии интеграции требований были инвентаризованы камеры, находящиеся в распоряжении ГИБДД и участников городской программы видеонаблюдения, обработана информация об использовании камер зональными центрами ФСО. Тогда же был принципиально решен интерфейс системы, который удовлетворил практически всех. Я был свидетелем того, как пробный вариант интерфейса работает с реальными камерами. Все работало на базе ГИС -- на карту Москвы были наложены координаты камер и высота их подвеса. По наведении курсора на место расположения камеры во всплывающем окне появлялся адрес и высота, а также высвечивалась зона обзора камеры. Сделали и трехмерную модель одного из участков, где были установлены камеры -- по клику на карте высвечивалось расстояние до ближайших камер, в зону которых попадает точка. Для МВД и ФСО это было очень важно при планировании спецопераций -- их требования были самыми приоритетными и самыми сложными. Поскольку система получалась межведомственной, в ходе работы комиссии был создан и первый проект регламента взаимодействия ведомств в рамках единой системы. Чтобы при совместном использовании камер не возникало конфликтов, были установлены строгие приоритеты.

Представители МВД начали наведываться в центры мониторинга в праздники -- оценили удобства общего контроля обстановки. Когда повесили первые купольные камеры на Тверской, эта практика была расширена, и из помещения центра милиция координировала действия сотрудников в зависимости от того, что отображалось на мониторах. Никто не ставил под сомнение нужность системы. Однако о том, чтобы взять ее на содержание, никто и слышать не хотел. Толком не обсуждались и перспективы -- потому соображения на будущее, включая требования к разработчикам ПО, поначалу приходилось генерировать самостоятельно.

Мы пытались анализировать масштабы системы на основе Тверского района -- требования к структуре управления и ресурсам техподдержки, аппаратной части и количеству операторов в смене. Прорабатывали просто для себя, без оформления этого в какие-либо документы. Для себя же пытались с помощью софта и аппаратных средств моделировать систему большего масштаба -- на пути роста могли появиться самые разные препятствия: ограничения софта, квалификация инсталляторов, качество каналов связи. Последние предоставлялись исключительно компанией "Комкор". Мы осторожно заикнулись, что, мол, каналы связи хорошо бы иметь собственные. Нам вежливо погрозили пальчиком: забудьте, в городе уже есть компания, которая должна этим заниматься. Действительно, на тот момент те были фактически монополистами -- и получали приличные деньги за то, что трафик шел по их сети. Компания, насколько мне известно, изначально принадлежала правительству Москвы и МГТС.

Вот вам и об "узких местах": если случалась проблема с каналами связи, мы об этом узнавали лишь по сбоям в системе. Бремя доказательства того, что это происходит по вине компании "Комкор", лежало на нас. Если доказательства оказывались неопровержимыми, те устраняли проблему. При малейших сомнениях все валили на нас: мол, система ваша дурит. Это сильно осложняло отладку системы в целом, но перспектив получить собственные каналы связи не было.

Человеческий фактор

Security News: Сформулированы ли требования к операторам в исходной документации? Предусматривалось ли обучение персонала, кем и как осуществлялся набор? Сколько камер приходилось на одного человека? 

Дмитрий Родионов: Изначально требования к операторам системы не регламентировались. Поскольку ставилась задача уложиться в бюджет, выделенный на поддержку работы домофонов и содержание консьержей. На каждую камеру приходилось чуть больше тысячи рублей в месяц -- на техобслуживание и оплату труда операторов. Отсюда же шли прибыли компании, откаты за вновь вводимые в строй инсталляции. Кому откатывалось, точно сказать трудно. Ясно было одно: рассчитывать, что за такие деньги мониторить будут профессиональные операторы, не приходилось. До волонтерской помощи от жильцов также не дошло: общения с населением по поводу работы системы не велось.

За работу операторов отвечал начальник центра. Он же и осуществлял набор. Обучения персонала как такового не было, вместо него проводился инструктаж. Из состава технической группы -- то есть, нас -- выделялся сотрудник, который должен был вкратце разъяснить операторам, как работать с системой, какие действия совершать и в каких случаях кому звонить по телефонам и в каких целях.

На каждого оператора у нас приходилось по 48 камер, выведенных на три монитора. Разглядеть что-либо было просто подвигом. Тем не менее, операторы, в основном женщины, относились к работе ответственно. Мы за свой счет провели внутренний телефон в районную службу вневедомственной охраны -- чтобы операторы могли вовремя предупредить охранников о подозрительной активности. Нам пошли навстречу: удалось заключить договор с вневедомственной охраной на услуги реагирования. На Тверской район было выделено вначале два, затем четыре экипажа. Они очень оперативно приезжали. Могли, например, тормознуть хулигана, который пристает к девушке. Однажды прихватили радиолюбителя с отверткой -- тот пытался среди бела дня демонтировать камеру, не зная, что поле обзора камер перекрывается, и все его усилия хорошо видны операторам, а на место уже выехала охрана.

Неполадки в моторе

Security News: Практиковались ли откаты? В чей карман "капали" средства и кто платил с этих сумм налоги? Была ли критика системы на стадии ее строительства? Кто выступал с ней и как это учитывалось?

Дмитрий Родионов: Откаты -- неизбежное следствие, если имеешь дело с госструктурами. В совместных проектах с ДЕЗами, например, я уже не новичок. Знаю изнутри, как работает эта структура: не подмажешь -- не поедешь. Даже с места не сдвинешься. Точных цифр не могу привести, но деньги получали первые лица, в редких случаях -- их замы. А вся бухгалтерия, документальное оформление и налоги целиком ложились на исполнителя. Это даже не обсуждалось, такова принятая практика.

Что же касается критики, то ее практически не было. Чтобы критиковать систему, надо, по меньшей мере, вникнуть в ее работу, понять, что она из себя представляет и для чего нужна. Единственными, кто вникал, были и оставались исполнители -- то есть, мы сами. Уже позже, когда проявила свой интерес ФСО, высказывалось недовольство малой скоростью записи; это же отмечали и столкнувшиеся с системой представители МВД. Им хотелось цветных камер, хотя известно, что в большинстве случаев достаточно монохрома. Отмечали недостаточную глубину архива, малую скорость отображения -- но это, скорее, не критика, а пожелания силовиков.

Их требования, по большому счету, оправданны. Всем известно, что регулярного патрулирования в подавляющем большинстве московских дворов не проводится, а в Центральном округе в зимнее время попросту не везде сможет проехать автомобиль. Понять, что там происходит, без видеокамер -- никак. Я по-прежнему убежден, что эта система -- практически единственный способ оперативно получать объективную информацию из наших дворов. Понимая, что система позарез нужна городу, мы пытались ее критично оценить, в том числе перспективы развития и способы адаптации в общую структуру городского хозяйства. Но мы, похоже, были единственными, кого это всерьез интересовало.

Аварийная посадка

Security News: Как и почему "рухнула" система? Случилось ли это в момент, когда Юрий Лужков выступил с критикой, или все произошло раньше?

Дмитрий Родионов: На момент "падения" я уже не имел доступа к информации из первых рук. Поэтому выскажу лишь версию. Уже на этапе создания системы были обналичены определенные трения между московской мэрией и федеральным правительством. Сегодня сложилась весьма удобная ситуация, чтобы подставить подножку действующему мэру -- создать кризисную ситуацию, чтобы извлечь выгоды из ее "разруливания". Возможно, мэру стало известно о повышенном интересе федеральных структур к системе, и он поспешил откреститься от нее публично. Анализ -- дело нужное, только, наверное, не стоило поспешно рубить головы. Сначала надо понять причины и найти выход из сложившейся ситуации. Разрушить проще всего. А что потом?

Возможность вредительства

Security News: Когда центры мониторинга, находившиеся в ведении компании "Строймонтажсервис", передали их конкурентам, обиженная сторона, как утверждают СМИ, решила "отомстить" -- якобы, на серверы был установлен вредоносный софт, который систематически "подставлял" новых операторов перед заказчиками: возникали претензии к качеству обслуживания и, соответственно, пересмотр финансирования. Возможно ли это технически?

Дмитрий Родионов: Легко. Причем без всяких "вирусных атак" и "вредоносного софта". И к тому же -- в удаленном режиме. Для этого нужно знать IP-адреса серверов и видеошлюза в центре мониторинга. И, естественно, пароль администратора. Подменить картинку на камере, вывести картинку с одной и той же камеры сразу на несколько каналов можно даже не выходя из дома. Основной архив накапливается в центре через видеошлюз -- поэтому, зная, как он настраивается, можно сделать массу интересного. А операторы при этом не будут даже догадываться, какое видео они смотрят и откуда. Это же касается и просмотра архивов.

Скорее всего, конкурирующая компания почему-то не сочла нужным вовремя поменять пароли и закрыть возможности удаленного управления системой. Системой ведь никто по-серьезному заниматься не хотел. Все хотели получать деньги, а разобраться, как всё работает, было попросту лень. При этом производители софта, исходя из моей практики, реально стараются, помогают в устранении проблем, открыты к любым обоснованным предложениям по доработке. У нас был такой позитивный опыт с ISS, а затем с ITV. Но те, кто эксплуатировал систему, возможно, со временем утратили интерес к ее совершенствованию.

Возможности системного софта по-прежнему полностью не реализованы. Например, в ГУВД Москвы в свое время высказывалось намерение установить у себя мощный дисковый массив, на который в автоматическом режиме дублировались бы архивы центров мониторинга. Такое каскадное хранение данных (локальный сервер -- центр -- ГУВД) могло бы существенно повысить эффективность контроля и оперативность доступа к данным. Но этого до сих пор не сделано. Более того, до сих пор нет ни стопроцентного дублирования серверов, ни налаженного резервирования данных. Видимо, эти данные не особенно и нужны.

Полетим ли еще?

Security News: Что, по-Вашему, следует сделать с охаенной и обескровленной системой? Может ли существующая инфраструктура быть утилизирована либо усовершенствована? Как, при каких условиях? Как избежать прежних ошибок и злонамеренных действий? 

Дмитрий Родионов: Прежде всего -- для совершенствования городской системы видеонаблюдения необходима работа на уровне мэрии или хотя бы префектур. А еще лучше отдать ее межведомственной комиссии, независимой от мэрии. Уже ясно, что структуру системы необходимо перерабатывать с учетом всего многообразия потребителей. Теснее надо сотрудничать с ЭКЦ (экспертно-криминалистическим центром). Их помощь и поддержка крайне важна в подобных проектах. И нужно обязательно найти компромисс -- дело не в вечной нехватке средств, было бы желание. Договориться можно и с производителями железа, и с разработчиками софта, каким бы дорогим ПО ни показалось.

Центры мониторинга могут быть, кстати, и ведомственными. Работоспособность локальных серверов должна поддерживать отдельная служба, на коммерческих началах. Отдельный вопрос -- установление единого регламента доступа служб к изображениям с камер, а также к управлению телеметрией. Вопрос стоит остро и нуждается в скорейшем решении. Регламент реагирования уже в какой-то степени был проработан; возможно, следует пересмотреть и расширить круг ведомств, участвующих в этих операциях.

Ручная обработка такого громадного массива видеоинформации -- нецелесообразна. Есть же видеоаналитика, которой можно поручать пусть даже примитивные, но массовые задачи. Захват номерных знаков, распознавание лиц -- операторов нужно разгружать, чтобы не падала эффективность работы. Внедрять аналитику постепенно, отдельными модулями. Без этого система окажется нежизнеспособной и не оправдает вложений.

Бросить начатое на произвол судьбы -- значит, уничтожить надежду на комплексное обеспечение безопасности города. Затраченные на строительство сетей видеонаблюдения средства должны продолжать работать. Если система потеряет темп развития, мы сильно откатимся назад. Придется строить все с нуля, за огромные деньги и скорее всего уже не на отечественном программном обеспечении. Никак нельзя сейчас потерять систему, от этого пострадает вся отрасль.

Количество показов: 15099
Компания:  Security Focus (Секьюрити Фокус)


Последние публикации компании:

Статьи
Передний край

КАМЕРЫ ПОД ПРИЦЕЛОМ ЛАЗЕРОВ

Самый высокотехнологичный из способов борьбы с охранными камерами — интенсивный пучок света, направленный в объектив, вызывает избыточную засветку чувствительного элемента — яркость достигает предельного значения, и изображение оказывается полностью либо частично «залито» однородным пятном. Даже при весьма широком динамическом диапазоне с попавшим в кадр прожектором справятся далеко не все камеры. Сам прожектор, скорее всего, будет виден неплохо. А вот разглядеть под ним фигуру человека с автоматом «узи», связкой гранат, украденным из офиса ноутбуком и чертами лица недавно сбежавшего из психушки маньяка — весьма затруднительно.

БИТРЕЙТ И НИЗКАЯ ОСВЕЩЁННОСТЬ

Несмотря на то, что при проектировании систем битрейт потока принимают за постоянную во времени величину, в реальности он существенно варьируется в зависимости от условий съёмки. А при низкой освещённости он значительно вырастает. Проведённые недавно сравнительные испытания одиннадцати образцов телевизионных камер наблюдения различных производителей показали, что средний по выборке битрейт при ночной съёмке составляет 498% от дневного.

ОБЛАКА, БЕЛОКРЫЛЫЕ ЛОШАДКИ

Хранение и обработка данных в сети Интернет за счёт ресурсов удалённых серверов, получившие название «облачных» сервисов, приобретают всё большую популярность в отрасли безопасности. Вынос устройств записи/обработки данных, а также функций управления системами за пределы охраняемого объекта и вообще за пределы какой-либо определённой территории позволяет клиенту сэкономить на приобретении аппаратных и программных средств, образующих систему безопасности, а также избежать лишних расходов на содержание персонала. Единственное, что несколько портит красивую картину облачного неба — отсутствие гарантий безопасности данных.

RSSRSS
Присоединиться в ТвиттереTwitter
Присоединиться в FacebookTelegram
Присоединиться в LinkedInLinkedIn
Присоединиться в FacebookFacebook
Присоединиться в Google+Google+
Присоединиться ВКонтактеВКонтакте
Присоединиться в YoutubeYouTube
Присоединиться в ОдноклассникиОдноклассники
Присоединиться в LiveJournaLiveJournal

Книжная полка


Руководство по составлению спецификаций на системы контроля доступа (СКУД)

Руководство по составлению спецификаций на системы контроля доступа (СКУД)




Руководство по составлению эксплуатационных требований к системам видеонаблюдения

Руководство по составлению эксплуатационных требований к системам видеонаблюдения




Процедура работы с цифровыми изображениями в системах видеонаблюдения

Процедура работы с цифровыми изображениями в системах видеонаблюдения




Книга "Проектирование и оценка систем физической защиты", М. Гарсиа

Бестселлер "Проектирование и оценка систем физической защиты"



Hits 44086168
15520
Hosts 4157375
918
Visitors 7566529
1878

23

© «Секьюрити Фокус», 2001-2016.
Свидетельство о регистрации электронного СМИ SECURITY NEWS ЭЛ № ФС 77-33582