Security News :: Информационно-аналитическое издание по техническим средствам и системам безопасности
Поиск Контакты Карта сайта
Security News :: информационно-аналитическое издание по техническим средствам и системам безопасности
Security News
Security Focus

Услуги размещения публикаций на сайте Security News
 
 Газета 
 Статьи 
 Зарубежные новости 
 Под знаком PR 
 Новости 
 События отрасли 
 Дайджест СМИ 
 Фоторепортажи 
 Книги 

Получайте новости Security News через Telegram

Получайте новости Security News через Telegram. Это самый оперативный способ читать их с любого устройства.



Security News





Книжная полка профессионала в безопасности
Газета "Security News" / Статьи по системам безопасности / Российские публикации

Три "кита" c обложки


26.12.2007

Три человека, сидящих у костра, -- это первое, что видит читатель, взявший в руки книгу Юрия Гедзберга "Смех сквозь безопасность. И не только...". Выпустив книгу, издательство "Медиа Фокус" дало всем возможность поугадывать, кто они такие. На поощрение дающих правильный ответ выделялось 33 книги. Но понадобилась лишь одна из них.

Победитель -- вдумчивый человек на модной должности

Александр Калугин, человек с модным названием должности -- менеджер IP-проектов компании "Навиком" -- внимательно следил за активными участниками форумов по безопасности и ключевыми авторами книги. Сопоставив полученные таким образом знания с тем, что он увидел на обложке книги, а также почувствовав интонацию, с которой поданы герои обложки, он догадался, кто это.

Коллеги А. Калугина рассказывают, что с идентификацией одного из персонажей, Александра Попова, у него возникли проблемы. Тогда он, как настоящий IP-менеджер, пошел сетевым путем: стал брать имена авторов (начав с нормальных имен, а не ников) и через поисковую систему Google искать упоминания о них на сайте "Моста Безопасности" и их фотографии. И ведь нашел. Вот что значит IP-менеджер!

"Фотку свою не пришлю"

На конкурс "3 кита и 33 счастливца" пришло еще много вариантов ответов -- по SMS и по электронной почте. Но полностью правильных больше не было. Все угадывали лишь одного или двух персонажей. Были "мимо цели" -- называли Юрия Гедзберга, называли издателя и редактора книги, соиздателей. Сильно "подвергся ошибочным угадываниям" человек, который сидит справа и держит три коптящиеся в пламени сосиски на палочке. Оказалось, что он похож не только на себя самого, но и на Сергея Репина (тоже автора книги), и на Владимира Вараксина (не автора книги).

Больше всего удивил издателей ответ, который получил в итоге внеконкурсную книгу за оригинальность: "Юрий Гедзберг, его родственник, друг семьи". Мы попросили автора этого варианта "триады" рассказать о себе:

"Здравствуйте, уважаемые редакторы.

Меня зовут Александр. Мне 27 лет. Живу в городе Чебоксары. Образование высшее. Работаю инженером-электронщиком в одной из фирм города. По роду деятельности мне приходится сталкиваться с курьезами, подобными тем, что описаны в выдержках из этой книги, которые вы приводили в газете. Например, у нас работает на фирме точно такой же менеджер по продажам, кличка у него Bonus.

В годы учебы я очень любил "зависать" в Интернете в поисках различных анекдотов на подобные темы. Теперь эти анекдоты -- у меня на работе, каждый день. Надеюсь, в книге собран настоящий фольклор, не приукрашенный всевозможными фитчами [фантазиями -- прим. ред.] и я как читатель в ней не разочаруюсь.

Фотку свою не пришлю, так как слишком известен, но могу сказать, что я фигурирую в Сети под именем ShuRIK*".

* * *

Итак, на обложке действительно "киты" российского рынка безопасности, персонажи, каждый из которых, будучи автором, сам заслуживает отдельного рассказа. "Пройдемся" же по ним слева направо, в том порядке, в каком они сидят у костра, а потом не забудем сказать несколько слов и о художнике, создавшем обложку.


Александр Попов

"Когда научишься большому, с малым уже намного проще"

Своим образованием он гордится. Окончив в свое время 30-ю Ленинградскую физико-математическую школу, Александр Попов "с лету" поступил в "Макаровку" -- Ленинградское высшее инженерное морское училище имени адмирала С.О. Макарова -- на судоводительский факультет. Закончил его с "красным" дипломом, шел по распределению под номером 1. После чего работал в Балтийском морском пароходстве помощником капитана на судах торгового флота.

Александр Попов, Тахион
Мне по-крупному в жизни жутко везет (тьфу-тьфу-тьфу), а по мелочам -- никогда!

"Хорошее образование дает уверенность в себе, но ведет к бескомпромиссности, к конфликтности с людьми, облаченными властью, но не имеющими такой же платформы", -- провозглашает Попов. О чем это он? О том, что на море его любили капитаны, и не терпело береговое начальство.

"Я обожал плавать и ненавидел приходы в родной порт, -- вспоминает он, -- а это было нелегко при наличии двух маленьких детей в семье. Потом ушел на берег -- перестройка, как и у всех, поиск себя заново. Приходилось заниматься разным, например, с геодезией познакомиться. Ну, а потом, кажется в 92-м, пришел в компанию "Тахион", где и сейчас работаю начальником отдела маркетинга".

Уже работая в "Тахионе", снова учился и получил диплом инженера-маркетолога в Академии управления, по голландской программе. Опыт мореплавателя помог освоить эту науку.

"Я стал отыскивать, прежде всего, методологию маркетинга, -- рассказывает Александр. -- И вот с этой "колокольни" уже картина стала проясняться. Это же как в лесу или в океане -- главное, не ошибиться с направлением. А там уж доберетесь. Ну, будут кочки, будут буреломы, но это все преодолимо. А вот если промажешь с направлением, тогда, в лучшем случае, придется возвращаться к исходной точке и начинать путь заново, уже в нужном направлении.

Поэтому, лично мне маркетинговое образование очень помогает. Видишь ситуацию и отыскиваешь ей место в теории. Другой ситуации -- другое место. И уже общая картина представляется не случайным набором событий, а вполне стройной моделью. Если вернуться к моей аналогии: определяешься на местности, находишь себя на карте. Ну а дальше уже все просто. Не всегда бывает ясно, что стопроцентно надо делать, но образование, по крайней мере, достаточно ярко высвечивает "грабли", на которые не стоит наступать".

К этому красивому сплаву мореходного опыта и маркетинговой науки у Александра Леонидовича прилагается и отменное владение русским языком, у которого -- свои истоки: "Первое -- повезло с учителями, -- поясняет он. -- У меня были роскошные учителя по русскому языку и литературе. Ну а дальше помогло стремление быть понятым, причем правильно понятым: я обязан написать один раз, одними и теми же словами для всей своей целевой аудитории. И если я хочу завладеть этой аудиторией во всей ее ширине, я должен быть понят "во всю ширину"".

Любой текст, который выходит из под его пера, Александр доводит до полной ясности -- это железный принцип. "Когда-то мне приходилось писать паспорта и инструкции по эксплуатации, -- говорит Попов. -- Я писал и давал какой-нибудь нашей сотруднице, максимально далекой от данной темы, прочесть. Если какой-то момент ей был непонятен, он однозначно переделывался, и так до тех пор, пока не останется только понятное.

Позже, уже когда я писал статьи, у нас была даже договоренность с секретарем издательства -- женщиной, не имеющей никакого специального образования хотя бы по какой-нибудь тематике рынка, что она лично прочтет статью с скажет мне, что ей оказалось непонятным или не до конца понятным. Это тоже однозначно переделывалось.

А дальше уже следует чистый маркетинг: любое непонимание вызывает у потребителя так называемый покупательский диссонанс. Он не будет топать ногами, кричать и требовать жалобную книгу; он даже может улыбаться и радоваться, но где-то глубоко в душе останется элемент непонимания, а значит, недовольства, и однажды этот элемент сработает в пользу вашего конкурента".

И еще стать человеком пишущим Александру помогло пребывание на столь экзотической должности, как комсорг парохода. С приходом корабля в Ленинград надо было протоколы комсомольских собраний сдать в комитет комсомола пароходства. "Да неужели же всерьез проводить во время рейса собрания по обсуждению всяческих там газетных начинаний! -- восклицает Попов. -- Вот и писал я целую пьесу с действующими лицами и исполнителями -- ведь участники собрания должны выступать и при этом по-разному излагать свои мысли".

С годами важной основой жизненной философии Попова стала охота. Именно основой, а не просто увлечением, не спортом и не способом добычи пищи. Он не устает подчеркивать, что охота всегда занимала особое место в русской культуре, и напоминать, как любили и ценили ее великие русские писатели 19-го века.

Для не очень великих писателей 21-го века, составляющих редакцию газеты Security News, показать эту грань своего героя -- немалая проблема, ведь в редакции собрались сплошь противники охоты. Но показывать надо. Александр -- фанатичный поклонник охоты, через ее понимание он способен преломить любую жизненную ситуацию.

"Изучая охоту, я так или иначе переношу возникающие в ней ситуации в жизнь, в работу, -- говорит он. -- Вот это -- рафинированный маркетинг, без "мелочевки" в виде частных расчетов и формул, но самый настоящий. Мы ведь -- тоже часть животного мира, и ничего обособленного из себя не представляем. И вступая во взаимоотношения с остальным миром природы, во-первых, осознаешь, насколько человеческие амбиции далеки от действительного места человека в общем мире, а во-вторых, учишься взаимодействовать в этом огромном настоящем мире, который потому и существует в нынешнем виде, что делал все правильно. Когда научишься большому, с малым уже намного проще".

Собаки на охоте -- для Александра отдельная тема, совершенно неисчерпаемая. Культура обращения с оружием, столь бережно лелеемая настоящими охотниками, -- тоже особый пункт. "Когда вижу, как обращаются с оружием в наших правоохранительных органах, то, бывает, в дрожь от злости бросает, -- возмущается он. -- Никогда настоящий охотник не позволил бы себе такого "оружейного бескультурья"".

Возможно, по той же схеме, через гармонию с внешним миром, Александр ощущает себя частью симбиоза, именуемого рынком безопасности. На котором, как уже догадался читатель, Попов стоит так же крепко, как когда-то стоял на палубе своего корабля.

Михаил Руцков (Mike)

С песней по жизни: Welcome To My Nightmare

Наш следующий герой -- из "почти последнего" советского поколения технарей, классический его представитель. За плечами -- учеба в вузе по технической специальности, работа в НИИ, трудовые достижения, от которых дух захватывает, и которые оказались никому не нужны и практически никак не оплачены. Далее -- успешное, в отличие от большинства сверстников, вхождение в новый, капиталистический мир, своя фирма, снова достижения и прорывы. И сегодня он -- признанный мэтр видеонаблюдения, не без ужаса глядящий на целые пласты представителей современной молодежи, которые "умеют только бить по клаве".

Михаил Руцков (Mike)
Рок-музыка и пиво очень хорошо отвлекают от классовой борьбы

В бесконечно далеком 1970 году Михаил Руцков поступил в Институт нефтехимической и газовой промышленности имени И.М. Губкина, на факультет радиоэлектроники -- осваивать специальность "Информационно-измерительная техника с уклоном в геофизическое приборостроение".

Изучали "непонятно что", играли на гитарах. Составили группу из тех, кто уже где-то поиграл, потому назвали ее "Ансамбль №2". Именно тогда Михаил полюбил Элиса Купера -- как раз вышли его шедевры -- Welcome To My Nightmare [Добро пожаловать в мой ночной кошмар -- прим. ред.], Black Widow [Черная вдова -- прим. ред.]. Увидеть Руцкова в футболке с портретом кумира и сейчас можно чаще, чем в пиджаке и галстуке.

После распределения Михаил работал в НИИ вычислительных комплексов. Воспоминания -- словно из другого мира: как помогал проводить тесты на взаимозаменяемость блоков питания, переставляя с места на место 20-килограммовые корпуса, как сделал собственный компьютер. В 1981 году защитил кандидатскую диссертацию, после этого занимался "халтурой", левыми работами.

Одной из таких работ стало изготовление "фреймграббера" -- устройства для оцифровки изображения с камеры. Получил за это от заказчика по твердой таксе -- 300 руб. Всевозможным "отцам российского видеонаблюдения" теперь остается лишь подсчитывать, на сколько лет позже Руцкова они сделали что-то подобное.

Через пару лет Михаил ушел работать в другой институт, уже начальником лаборатории, и параллельно стал преподавать в МИРЭА. С каждого выпуска брал себе в сотрудники одного-двух студентов. Его первый ученик Андрей Горелов и по сей день работает с ним.

А в лаборатории в это время занимались, чем хотели. Здесь царили мощь интеллекта и общая бесцельность действий. Потом "лафа" кончилось -- в 1989 году лабораторию расформировали, всех перевели куда-то, откуда они быстро уволились и устроились было в какой-то "центр", но... Руцкову стукнуло 36 -- это был "его год", и 17 октября 1989 года -- опять раньше всех -- он со своими коллегами создал компанию "Мегапиксел".

И вновь они творили множество самых разных устройств, но уже более осмысленно с точки зрения их возможного применения -- видеопроцессор, оцифровщики изображения сканирующего типа. Последний в 1990 (!) году использовали на выставке как цифровой фотоаппарат, снимали людей ("Не шевелитесь 2,5 секунды!"), и кто-то из команды уже догадался, что за это надо брать деньги -- времена быстро менялись.

Потом были работы по созданию плат видеоввода для российского заказчика, позже -- программ учета бактерий разной формы для заказчика американского. В середине 90-х главным делом для Руцкова и его коллег стало участие в работе над российской технологией распознавания номеров. В книгу "Смех сквозь безопасность. И не только..." как раз и вошел красочный рассказ Руцкова о том, "как все это было", и о том, как потом все прекратилось. Было бы излишне пояснять, что при дележе плодов этой работы Михаилу Вадимовичу досталось "не слишком много".

В конце 90-х Руцков стал одним из пионеров в разработке интеллектуальных видеодетекторов -- первым додумался, что надо научить компьютер обнаруживать на видеоизображении оставленные предметы. Созданная им технология Slow Down Detection (детекция прекращения движения) кого-то другого, наверняка, обогатила бы...

На одном из Интернет-форумов Руцков в начале 2000-х организовал тему "Разбор полетов". Многие признанные специалисты по видеонаблюдению теперь говорят, что тогда учились по ней.

В свои "за 50" Михаил Руцков по-прежнему играет на гитаре, сохранил "луженую глотку". Как и прежде, он нетерпим к глупцам и проходимцам, без устали клеймит их и устно, и в своих многочисленных статьях, и в собственном блоге, и в Интернет-форумах, где выступает под не требующим пояснений ником Mike. Нередко под эту "раздачу" попадают и вполне уважаемые профессионалы -- кто-то бывает не так понят, кому-то достается заодно с остальными:

"Добро пожаловать в мой ночной кошмар.
... Надеюсь, я не напугал вас".

Статьи Руцкова, выходящие, главным образом, в журнале "Системы безопасности", посвящены обличению стереотипов и заблуждений, которые переполняют умы людей, имеющих отношение к безопасности. Отдельный цикл образуют рассказы о похождениях доктора Пилюлькина -- героя, который, будучи всегда окружен "грудничками", лично устремляется туда, где он в состоянии помочь породившему его автору бичевать идиотизм и поднимать на смех тех, у кого "в глазах одни деньги".

В числе последних химер, с которыми бьются на данном этапе Руцков и Пилюлькин, -- "страсти по IP", захлестнувшие круги, близкие к видеонаблюдению.

Заметив, что сочетанию IP на русской клавиатуре соответствует "ШЗ", Михаил ввел термин "ШЗ-революция". И без устали борется с теми, кто призывает немедленно, выбросив всю аналоговую и локальную технику, переходить на сетевую:

"Чем грозит нашей отрасли поспешная IP-революция? Тем, что мы не сможем реализовать весь потенциал наших видеоалгоритмов, а значит, невостребованными станут мозги тех, кто их создает. Ведь с IP-камеры поток поступает сжатым, его сначала надо разжать, а видеоанализ вести по разжатому изображению, которое лишилось в итоге массы своих деталей".

Выход из этого тупика Руцков уже нашел -- "народный нановидеосервер", как он его называет: "Это не устройство, это идеология. Нужна недорогая коробочка для перевода аналогового в сетевое с возможностями гораздо более широкими, чем просто тупая компрессия".

Что ж, стоит подождать от автора этой концепции разъяснений. А затем последуют новые идеи, в том числе и реализованные в деятельности "Мегапиксела". Идеи, которые позже охотно подхватят и умело используют более проворные собратья по рынку. На что Mike вновь возьмет в руку кружку пива, своего любимого напитка, сядет и расскажет -- может быть и лично вам, читатель, почему бы и нет -- кто такие "груднички", и отчего из них так часто вырастает "дубье".

Евгений Трефилов (Troll)

Вера недостойна человеческого разума

Этого персонажа обложки художник снабдил огнетушителем -- считается, что ему в основном приходится иметь дело с "пожаркой". Сие верно, но лишь отчасти -- диапазон его деятельности гораздо шире. "Интегрированные системы безопасности", "Технические средства охраны" и "Аппаратно-программные комплексы" -- этим предметам старший преподаватель Евгений Трефилов обучает "безопасников", повышающих свою квалификацию в учебном центре "Такир", который спрятался в недрах одного из многочисленных корпусов МЭИ.

"Тролль" -- иногда в русском написании, иногда в латинском -- именно под таким ником вошел Евгений в книгу, под ним он известен на форумах профессионалов по безопасности. Ник этот появился случайно, но впоследствии Евгений придал ему идейное наполнение: "Тролль -- он какой? Злобный, большой, тупой. Вот такой и я". Однако к моменту, когда корреспондент Security News, бравший у нашего героя интервью, услышал эту "самооценку", он уже успел увидеть, сколь она субъективна и "полемически заострена".

Во-первых, интеллигентный человек не может считаться злобным. Критично и хлестко использует Евгений свой острый ум и острый язык, часто "цепляет" и высмеивает в форумах коллег по рынку безопасности, смело и порой излишне резко, но не зло и не обидно. Выразительные и местами едкие реплики Евгения, точные, по самым разным поводам -- все интересно, до всего дело -- не оставляют сомнений и в том, что "тупой" -- это лишь форма самокритичности: "досталось всем, достанется и мне самому".

Зачем Евгений "заседает" в форумах? Ради общения. Нередко люди получают в них ценную информацию или делятся тем, что знают. "Например, занимался человек всю жизнь "газом" -- газовым пожаротушением, -- поясняет Евгений, -- и вдруг надо ему оборудовать склад пиломатериалов, а значит -- оснастить его системой пенотушения. Он "идет" на форум, просит совета: на что там надо обратить внимание. А если я знаю что-то, что может ему помочь, то почему бы не ответить?" Кстати, выражение "форумный троллинг", означающее "провоцирующий спор ни о чем" возникло позже, чем Евгений взял себе свой псевдоним.

Нынешнее состояние наших форумов по безопасности Евгений оценивает высоко. А многие завсегдатаи форумов, в свою очередь, с почтением отзываются о языке, на котором изъясняется Тролль. Откуда в нем это?

Оказывается, в семье у Евгения все были филологами -- мама, папа, дядя. Бабушка и тетя -- преподаватели русского языка и литературы. "Какое однообразие!" -- воскликнет иной злопыхатель. "Совершенно замечательное, -- возразим мы. -- Побольше бы такого однообразия!"

В школьные и послешкольные годы Евгений много читал. "Читал бы и больше", -- ухмыляется он. -- Но школьная система преподавания литературы немало постаралась, чтобы привить мне нелюбовь к литературе". Не привила, конечно, не справилась.

В итоге чувство правильного русского языка и умение изъясняться логично накрепко засели в этом человеке, хотя он и стал технарем. "Интернет-общение располагает к неаккуратному обращению с языком. Меня это раздражает", -- возмущается он.

Словом, Евгений неплохо разбирается в литературе. В разговоре смело ссылается на неизвестные широкому кругу произведения, сыпет именами и названиями. Но сам не пишет. "За всю жизнь выдавил из себя две технических статьи, и вы не поверите, чего мне это стоило, -- говорит он. -- Задача писателя -- сказать людям то, без чего они бы не обошлись". Без его же слова, как полагает Евгений, люди обойтись могут.

Выходит, спасибо Юрию Гедзбергу за то, что с помощью своего форума он затащил Евгения Трефилова, как и множество других "безопасников", в авторы. Причем спасибо от кого угодно, но только не от самого "затащенного". "Я считаю, что идея издания форумного трепа -- не очень удачная", -- заочно возражает издателям книги Евгений. И теперь, после выхода книги, он периодически ругает ее на том же форуме "Моста безопасности", где она рождалась. Да и к своему присутствию на обложке Тролль относится весьма скептически, ссылается на скромность собственной персоны, в том числе и в сравнении с партнерами по сидению у костра: "Александр Попов действительно широко известен на рынке, а Михаил Руцков -- это, попросту говоря, светоч технической мысли".

Себя Евгений считает менее заметной на рынке безопасности фигурой. Он тихо и спокойно занимается преподавательской работой, которая приносит ему удовлетворение в умеренных пределах. "И не отвращение, и не кайф, -- поясняет он. -- Просто при освоении преподавательского дела пригодились навыки проведения инструктажей. Настоящая профессия у меня -- наладчик. А это означает, что надо проводить инструктаж -- монтажника, заказчика".

Что-то, однако, не сходится в этой самооценке. Интересно, были ли сказочные тролли скромными? Стоит посмотреть, как размашисто, уверенно и метко судит Евгений о самых разных вещах. В книге это удалось аккумулировать, но лишь отчасти. И чтобы понаблюдать за полетом мысли своего собеседника, корреспондент Security News спросил Евгения о том, на что хватило фантазии, -- о его отношении к основным проблемам российской безопасности.

Ответ был точен и прост: "В нашей стране безопасности нет -- вот пять слов, которые полностью раскрывают этот вопрос. Безопасность -- это отсутствие опасности. Это когда вы выходите на улицу -- и не боитесь, заходите в дом -- и не боитесь. Спросите себя, страшно ли вам ночью зайти в собственную подворотню". Следует отметить, что разговор этот происходил в относительно безмятежное время -- уже после очередной годовщины "Норд-Оста", но еще до взрыва автобуса в Тольятти, а также после вон той катастрофы и до вот этого бедствия, которое...

Да, все ужасно. И как же тогда быть? "Государство нужно менять, но я сомневаюсь, что это достижимо в обозримом будущем", -- говорит Евгений. Согласитесь, читатель, мы с вами и сами так думали, да вот надеялись услышать что-нибудь пооптимистичнее.

Увлечения? "Музон слушаю, электронику клепаю, информацию собираю". -- "Какую информацию?" -- "Самую разную". -- "Хорошо, а "музон" какой?" -- "Не приемлю рэп и хип-хоп, русскую эстраду и шансон. Совсем не люблю блатную тему. Остальное слушаю все -- от амбиент-транса до органных клавиров".

И еще один штрих... Уже и не вспомнить, как разговор "вырулил" на него. "Верить нельзя никому, -- спокойно и уверенно произносит Евгений. -- Обычно говорящий это подразумевает: "мне можно", а я предполагаю: без исключения. Не всегда можно выдержать этот принцип, но... Ведь вера недостойна человеческого разума, и разум дан человеку совсем не для того, чтобы верить во что бы то ни было".

Из изобразительного искусства -- в безопасность

Когда маленькому Мише Онищенко было 6 лет, он нарисовал в детском саду живописную картинку с упавшим деревом. Увидев сие творение, мама и папа отдали ребенка в художественную школу. Ребенок откликнулся на этот почин позитивно, исправно посещал ее 11 лет и окончил одновременно со школой общеобразовательной.

Я всегда мечтал оформить книгу -- прочитать какой-нибудь роман, подумать и нарисовать к нему иллюстрации. Это было неосуществимо: я делал рекламные макеты, разрабатывал сайты. И вот я впервые смог поработать над оформлением книги.

Подготовка в "художке" давалась вполне серьезная. "Нам архитектуру преподавали, скульптуру, гобелены мы вязали, батик делали, -- вспоминает Михаил. -- Гравюрой занимались. У нас был замечательный учитель графики, мы даже приходили к нему в мастерскую задолго до начала занятий -- он там творил в свободное от уроков время и с удовольствием показывал нам свои работы, угощал вкусным чаем". Словом, Михаил получил хорошее образование и "рванул" по жизни дальше.

Следующим местом его обучения стала студия "Аргус", где он овладел профессией художника-аниматора. На дворе, однако, твердо и решительно стояла середина 90-х, и отечественная мультипликация быстро двигалась к своему печальному закату, которого ныне она почти достигла. Работать по свежеполученной специальности было невозможно.

Михаил пришел устраиваться в компанию "Руна", продававшую систему "Консультант-плюс", и осчастливил всех заявлением: "Я знаю "Фотошоп!"". Смешно, конечно. Но на тамошних людей произвели впечатление его рисунки, и ему дали шанс -- надо было выучить программу Coral Draw, что Михаил и сделал ---- всего за два дня, в выходные.

И что же работа? "Там забавный такой директор был, -- рассказывает Михаил. -- Он бабушек на телефон сажал -- обзванивать потенциальных клиентов. Я рисовал на этих женщин "карикатуры" в объявления по найму, а начальство меня ругало за то, что они выходили у меня слишком молодыми". Там же, почти в самом начале, на меня свалилась задача -- разработать Web-сайт компании. Шёл 1996 год, и я делал его, не зная о WWW ровным счетом ничего. Раскопал одну из первых версий FrontPage, научился линковать страницы. Так и делал свой первый сайт."

Жизнь, как мы видим, постепенно подталкивала Михаила к тому, чтобы он овладел разными гранями маркетинговой деятельности. И следующим местом работы Михаила была уже вполне настоящая студия "Альтермедия", а после нее -- собственная дизайн-студия "Каатинга". В ней он впервые узнал о существовании рынка безопасности и даже поработал на нем -- выполнял заказы для компании DSSL.

Таким заказом стал, в частности, промо-сайт, целиком посвященный одному продукту, -- для российского рынка безопасности СБ явление по тем временам крайне редкое, если не уникальное. Продуктом этим являлась плата видеозахвата Sivineya DV с аппаратной MPEG4-компрессией.

"Вообще, Игорь Олейник, директор DSSL, и тогда внимательно относился к рекламе и маркетингу, и, как я вижу, делает это и сейчас, -- подчеркивает Михаил. -- В 2001 году для российского рынка СБ это был серьёзный рекламный ход. Вместе с тогдашним директором по маркетингу DSSL, Дмитрием Кравцовым он разработал целую кампанию по продвижению отдельного продукта, включавшую в себя рекламу в СМИ, в Интернете и на выставках. Для российского рынка СБ образца 2001 года это было нетривиально".

На одной из рекламных брошюр DSSL, сделанных по замыслу Михаила, изображался банк, на крыше которого сидел, конечно, банкир с мешками денег. Светило солнце, банкир улыбался, а рядом в качестве причины этой идиллии было указано название: Sivineya. Так Михаил стал "специалистом по рекламе с опытом работы на рынке безопасности".

"Именно для выполнения подобных проектов и открывал Михаил Онищенко собственную дизайн-студию. Однако IT-технологии уже не отпускали надолго, вновь манили к себе, и эту студию он сменил на место директора по развитию московского Интернет-провайдера. "Как так вышло, я и сейчас понять не могу, -- удивляется он. -- Познакомились, понравились друг другу. Появилась идея занять меня на новом месте. Получилось, что я полностью меняю профиль деятельности. И уже когда закрывал свою студию, понял, что правильно делаю: дизайн -- это не мое."

Так жизненная траектория Михаила Онищенко совершила еще один виток -- он занялся подключением жилищ граждан к Всемирной паутине. И лишь после этого пришел, наконец, на рынок безопасности.

У большинства людей, работающих в безопасности, есть своя цепь случайных событий, которая привела их сюда. Для Михаила Онищенко она на том и завершилась. Он был взят в компанию "Вокорд". Здесь пригодился опыт разнообразной маркетинговой деятельности, приобретенный Михаилом. "Очень скоро на него пала вся та ноша, которую несут на себе директора по маркетингу. А параллельно с перемещением этой ноши в заданном направлении он осваивал и сами технологии безопасности.-- успешно, так как школа здесь была хорошая. "Учился я у Дмитрия [Заварикин, генеральный директор "Вокорда" -- прим. ред.] и Алексея [Кадейшвили, технический директор "Вокорда" -- прим. ред.]. Большая часть того, что я знаю о системах безопасности -- от них", -- поясняет Михаил.

Что же ощущает человек, когда превращается из художника в специалиста по безопасности? "Было очень интересно, -- вспоминает Михаил. -- Когда я увидел, что творят люди, работающие в безопасности... Я думал, что в России людей, которые разрабатывают что-то, кроме месторождений, уже не осталось. Оказалось, они есть. "Вокорд" и его сотрудники меня просто покорили".

Итак, повесть о жизненном пути нашего героя дошла до того пункта, где уже можно спросить его что-нибудь об общих проблемах российской безопасности. Что корреспондент Security News, говоривший с Михаилом, и сделал -- в меру своего понимания: "Может быть, безопасность относительно хорошо, лучше многих отраслей, развивается у нас потому, что наше общество так сильно криминализировано?"

"Я думаю, что в российские системы безопасности изначально, на уровне ядра, встраиваются такие функции, чтобы взяточники и воры чувствовали себя нормально", -- вежливо ответил Михаил и улыбнулся.

Но все хорошее быстро кончается, и для Михаила пришло время покидать "Вокорд". Поздней осенью 2007 года, уже после работы над обложкой книги, он перешел в другую компанию -- в качестве менеджера по разработке продукта.

"Теперь я понимаю, что это то, к чему я стремился последние два года, -- говорит Михаил. -- Я -- человек с техническим складом ума, которого с детства толкали в другом направлении". Жизнь все расставляет по местам, и надо признать, что с Михаилом она это сделала относительно быстро.

И как же рождалась идея обложки? Очень просто. "Я решил поместить на ней трех человек, которые сидят, болтают, -- поясняет Михаил. -- И когда созвонился с издательством, то оказалось, что там есть полностью аналогичная задумка. Полагаю, это не случайное совпадение".

"А почему в книжке, название которой начинается со слова "смех", они у тебя такие серьезные, даже мрачные?" -- "Потому что я сам мрачный, -- шутит художник. -- На самом деле, ситуация на рынке безопасности серьезная, поэтому, наверное, они такие. А "веселую составляющую" передают гриб, елки, разные предметы и, в первую очередь, буквы -- посмотрите на них внимательно. К тому же настоящий шутник часто серьезен, по крайней мере, он не опускается до того, чтобы своими улыбочками подсказывать слушателю, в какой момент смеяться".

* * *

Хорошо, что они такие разные, наши люди, работающие в безопасности. Может, благодаря такому разнообразию она и развивается у нас получше некоторых других отраслей? В любом случае, надо этим разнообразием активнее пользоваться. Что мы и делаем, читая книгу "Смех сквозь безопасность. И не только...".

Заказать книгу можно в интернет-магазине...

Количество показов: 9689
Компания:  Security Focus (Секьюрити Фокус)


Последние публикации компании:

Статьи
Передний край

БИТРЕЙТ И НИЗКАЯ ОСВЕЩЁННОСТЬ

Несмотря на то, что при проектировании систем битрейт потока принимают за постоянную во времени величину, в реальности он существенно варьируется в зависимости от условий съёмки. А при низкой освещённости он значительно вырастает. Проведённые недавно сравнительные испытания одиннадцати образцов телевизионных камер наблюдения различных производителей показали, что средний по выборке битрейт при ночной съёмке составляет 498% от дневного.

ОПТИМИЗАЦИЯ БЮДЖЕТА РЕКЛАМЫ

Как вы, наверное, заметили, газета Security News отличается от множества отраслевых изданий прежде всего наличием определенных амбиций. Хорошо это или плохо — по большому счету, неважно. Важно то, что газета имеет собственную позицию, исходя из которой выработаны основы редакционной и коммерческой политики. В условиях рыночного коллапса, однако, такой подход может показаться избыточным. Отмечено, что новейшая тенденция к так называемому «сокращению непрофильных расходов» коснулась и объемов рекламы. Но мы по-прежнему остаемся достаточно разборчивыми и принципиальными в работе с рекламодателями.

10 СОВЕТОВ УЧАСТНИКАМ ВЫСТАВОК

Выставка — это серьёзные инвестиции, организационное напряжение и большие надежды. Чтобы всё это оправдалось, следует избегать и «лотерейного» подхода (авось, кто-нибудь да забредёт), и жёсткой программы (только встречи по списку). Как выжать всё возможное из присутствия на очередном мероприятии? Оставим в стороне вопрос целесообразности участия и выбор самой выставки и приведём несколько практических советов. Несмотря на то, что часть из них выглядят вполне очевидными, постарайтесь уделить внимание каждому пункту. Что необходимо предусмотреть, готовясь к экспозиции своих продуктов и услуг?

RSSRSS
Присоединиться в ТвиттереTwitter
Присоединиться в FacebookTelegram
Присоединиться в LinkedInLinkedIn
Присоединиться в FacebookFacebook
Присоединиться в Google+Google+
Присоединиться ВКонтактеВКонтакте
Присоединиться в YoutubeYouTube
Присоединиться в ОдноклассникиОдноклассники
Присоединиться в LiveJournaLiveJournal

Книжная полка


Руководство по составлению спецификаций на системы контроля доступа (СКУД)

Руководство по составлению спецификаций на системы контроля доступа (СКУД)




Практическое руководство по обучению операторов систем видеонаблюдения

Эргономика поста видеонаблюдения




Тестирование производительности системы видеонаблюдения с помощью стандартной тестовой цели Rotakin

Тестирование производительности системы видеонаблюдения с помощью Rotakin




Системы защиты периметра

Системы защиты периметра



Hits 44124871
13001
Hosts 4159886
726
Visitors 7572020
1593

59

© «Секьюрити Фокус», 2001-2016.
Свидетельство о регистрации электронного СМИ SECURITY NEWS ЭЛ № ФС 77-33582